МБУ
«Служба заказчика
по содержанию кладбищ»
Телефон
+7 4932 26-40-49
С пн по пт, с 8:00 до 17:00
ул. Парижской Коммуны, 145 А
e-mail: kladbishe37_soderganie@bk.ru
Главная Об учреждении Кладбища Внимание! В случае смерти Полезная информация Контакты

21.05.2015. Скорбь и конкуренция

1glav5

Недавно мы отметили Девятое мая – светлый праздник Дня Победы в Великой Отечественной войне. В этот день многие жители Иванова собрались на кладбище, проведать родные могилы, почтить память близких. Кроме того, по традиции там прошли различные памятные мероприятия. К празднику могилы участников войны и мемориалы были благоустроены, приведена в порядок территория кладбищ.

Традиционно за благоустройство городских кладбищ отвечало МУП «Ритуал». Однако четыре года назад оно, в соответствии с антимонопольным законодательством, было разделено на две части – муниципальное бюджетное учреждение «Служба заказчика по содержанию кладбищ» и ОАО «Ритуал», предоставляющее услуги по захоронению.

Именно «Служба заказчика…», государственная структура, и занимается выделением участков для захоронения, а также благоустройством городских кладбищ. В ее ведении находятся все четыре ивановских кладбища – Балино, Соснево, Ново- Талицы и Богородское. Сюда приезжает много людей как из России, так и из стран Ближнего Зарубежья почтить память участников войны – к могилам родственников и к общим мемориалам. На кладбище в Соснево есть братская могила, в которой лежит 1751 солдат, в Балино – мемориалы «Солдат» и «Скорбящая мать», где покоятся почти 5000 павших воинов, имена 854 из них так и остались неизвестными.

Руководитель МБУ «Служба заказчика по содержанию кладбищ» Денис Моторыкин рассказал корреспонденту «Власти», что было сделано во вверенном ему хозяйстве в преддверии 70-летия Победы.

В этом году мы столкнулись с определенными проблемами при благоустройстве кладбищ. Весна была хоть и ранняя, но очень затяжная, а в середине апреля внезапно пошел снег. Погода нам не давала приступить к определенным работам. Тем не менее, работы закончили в срок. Подрядчик был определен в результате городского конкурса. На мемориале в Балино проведено благоустройство территории, полная замена плитки, обновлены именные таблички – там, где надписи плохо читались. В Сосневе эти таблички заменены полностью, поскольку находились уже в малоудовлетворительном состоянии. Мы вырубили кустарники и мешающие деревья вокруг мемориала, а также произвели кронирование деревьев. Надо сказать, что кронирование мы организовали впервые. Вдоль мемориала растут высокие старые деревья, своими разросшимися ветвями они придавали местности неаккуратный вид. Мы наняли специалистов по кронированию, и сейчас все выглядит очень прилично. Кроме того, проведены ремонтные и покрасочные работы, были благоустроены прилегающие к кладбищу территории, заасфальтированы дороги, чтобы подъезд был удобнее. Некоторые работы начались еще с осени – уборка территории, вырубка кустарников, покраска заборов.

– Иначе говоря, был проделан очень большой объем работ?

– Безусловно. Но мы справились, задействовав все наши силы и персонал подрядчика. Кроме того, у нас были и добровольные помощники, для которых это занятие – своего рода наглядный урок патриотического воспитания. Практически каждый год нам помогают военнослужащие. Пришло много волонтеров, представителей молодежных организаций. Предлагали свою помощь и школы, мы им не отказывали: выделяли орудия труда, определили фронт работ.

– Вы следите за отдельными могилами, которые принадлежат участникам войны?

– У нас есть целые кварталы с такими захоронениями, мы ведем за ними уход согласно заключенным контрактам. Траву выкашиваем, мусор убираем, проводим другие работы.

– А есть заброшенные могилы?

– Конечно, есть. Хотя у всех похороненных есть родственники, и в учетной карточке захоронения имеются о них сведения. Если с могилой что-то произошло или ее состояние внушает опасение, мы обращаемся к родственникам с просьбой прийти, рассылаем им открытки. Но большинство родственников участников войны уже старые, по состоянию здоровья не могут навестить близких. Приходится нам следить за такими могилами: убирать мусор, выкашивать траву. Есть у нас и 13 захоронений Героев Советского Союза. Они находятся на Аллее Славы.

– Приезжают ли к мемориалам родственники тех погибших, чьи личности установлены?

– Да, приезжают – из России, из Украины, очень много жителей южных республик, например, из Таджикистана, где очень сильны традиции уважения к предкам. Некоторые до сих пор разыскивают родственников, нам постоянно поступают звонки и письма, мы стараемся помочь по мере сил.

– Денис Сергеевич, вы давно возглавляете это предприятие?

– С 21 февраля 2012 года, само предприятие существует с 2011 года, однако в первый год у него не было штата и бухгалтера. Сейчас в штате 10 человек: шесть сотрудников кладбищ, остальные работают в главном офисе. Безусловно, штат маленький, особенно не хватает работников на кладбище. Но мы работаем с подрядчиками, которых нанимаем по муниципальному конкурсу для проведения определенных работ. Наши же главные функции – выделение земельных участков и содержание кладбищ.

– Бывает ли какое-то преимущество при выделении земли?

– Есть льготы для отдельных категорий, например, для почетных граждан города. Отдельные кварталы выделены участникам войны, члены одной семьи могут быть захоронены в одной могиле. А так участки предоставляются в порядке очереди на ведущиеся захоронения. Каждый может сам выбирать любое муниципальное кладбище, где имеются места для захоронений, здесь ограничений нет. Вот, например, в прошлом году мы возобновили захоронения на заброшенном кладбище в м.Соснево. Для этого мы изыскали резервы, произвели вырубку и корчевку деревьев, заасфальтировали дорожки и снова производим там захоронения.

– Скажите, а отдается ли какое-нибудь предпочтение при выделении участков земли, в зависимости от того, какое похоронное бюро выбрано?

– Нет, повторю, что мы государственное учреждение, в соответствии с действующим федеральным законодательством отводим места для захоронений родственникам умерших, а где они будут заказывать ритуальные услуги, это их дело.

Вопрос, конечно, корреспондент «Власти» задал неспроста. Не так давно прошла информация о том, что при выделении участка предпочтение оказывается клиентам бывшего монополиста похоронного дела – ОАО «Ритуал». К тому же, оба предприятия, хотя и являются сейчас совершенно отдельными структурами, находятся в одном здании. Не хотелось бы, чтобы родственники уходящих из жизни участников и свидетелей той войны были лишены права выбора, чьими услугами воспользоваться. Хороший повод заглянуть к руководителю «Ритуала» Николаю Гайбалову и поинтересоваться, почему же был разделен на две части бывший МУП, насколько это оказалось выгодно городу и что он думает об обвинениях в недобросовестной конкуренции.

1glav5

– Раньше существовало одно муниципальное предприятие, которое оказывало населению услуги по захоронению. Его контролировала устанавливавшая тарифы администрация города, а также губернатор. Граждане приходили в МУП, платили деньги за захоронение, которое МУП производил. Вырученные деньги шли в том числе и на содержание кладбищ. Затем сферу похоронных услуг полностью подчинили городским властям, согласно закону 131‑ФЗ и отменили обязательное лицензирование ритуальных услуг. И в условиях свободного рынка появилось множество частных организаций, желающих составить конкуренцию муниципальному предприятию. Этот процесс проходил по всей стране. В результате, с целью развития конкуренции в соответствии с позицией федеральной антимонопольной службы (ФАС) России, чтобы все предприятия оказались в равных условиях, было организовано отдельное учреждение, ведающее кладбищами. Само же ОАО «Ритуал» теперь оказывает исключительно ритуальные услуги.

Как вы считаете, пошло ли это разделение на пользу жителям Иванова?

– Имеется, конечно, один существенный минус. Поскольку выделение земли для захоронений – прерогатива государства, МБУ «Служба заказчика по содержанию кладбищ» содержится за счет городского бюджета. Раньше на благоустройство кладбищ, как я уже сказал, шла прибыль от деятельности МУП «Ритуал». Теперь вся прибыль от ритуальных услуг уходит в карман частникам. Плюсом стало создание благоприятной среды для развития конкуренции в нашей сфере. У нас сейчас действует несколько частных предприятий, предоставляющих ритуальные услуги. Мы же остались муниципальной собственностью: все 100% акций предприятия принадлежат городу. Не скажу, чтобы предприятие занимало безусловно доминирующую позицию на рынке, как это было всего несколько лет назад. Но определенное лидерство мы удерживаем – за счет высокого качества обслуживания, о чем свидетельствуют грамоты и дипломы Госстроя РФ и государственного комитета РФ по жилищно- коммунальной политике, за счет наличия опытного и профессионального персонала, многолетней крепкой репутации. Немаловажную роль играет и то, что наши цены устанавливает городская администрация, они обоснованы расчетами экономистов, на данный момент это минимальные цены на рынке. Кроме того, мы предоставляем все полагающиеся по закону льготы. И можно было бы замечательно работать на рынке, в условиях цивилизованной конкуренции, если бы не некоторые нюансы.

К сожалению, на сегодняшний день правовое регулирование в сфере похоронного дела в России сильно устарело и не позволяет обеспечить предоставление качественных услуг для всех граждан и защитить их права. Но сейчас наметились сдвиги: министерство строительства и ЖКХ решило взять нашу отрасль под строгий контроль. Сейчас ведется работа по подготовке нового федерального закона «О погребении и похоронном деле». Я надеюсь, что он решит все назревшие проблемы.
Так о каких нюансах недоговорил Николай Гайбалов? Думаем, что о тех, из-за которых в Иванове пришлось создавать целый городской попечительский совет. Как предполагали антимонопольщики, конкуренция на рынке должна строиться за счет снижения тарифов и повышения качества услуг. Однако на рынке ритуальных услуг конкуренция пошла по другому пути из-за специфики бизнеса.

Человек, который теряет близких, часто находится в шоковом состоянии, не может спокойно рассуждать, решать свои проблемы. К тому же, у нас не принято готовиться к потере загодя и предварительно выбирать предприятие, предоставляющее ритуальные услуги. Поэтому большую роль в выборе, куда обратиться, начинает играть рекомендация. На пути гражданина, потерявшего близкого человека, встречаются учреждения здравоохранения (морги, больницы, поликлиники) и полиция. Сотрудники этих учреждений и дают совет, в какое похоронное бюро обратиться растерянному, шокированному страшной новостью человеку. Вот тут и вступают в игру сами ритуальные предприятия, которые платят сотрудникам медучреждений или силовых структур за каждого приведенного клиента определенную сумму.

По неофициальным данным, в Москве или Санкт- Петербурге за одного клиента полагается 10‑20 тысяч рублей, в Ярославле – 3‑5 тысяч, в Иванове на подобных советах зарабатывают еще меньше – от тысячи до полутора тысяч. Причем это вознаграждение потом закладывается в сумму похоронного счета и ложится на плечи родственников умершего человека. Однако, стремясь заплатить больше, чтобы клиент попал именно к ним, похоронные конторы не могут бесконечно тянуть деньги из заказчиков. В результате эти потраченные средства будут возмещаться за счет других вещей, например, качества обслуживания населения или удешевления используемых материалов. В иных городах практика приплачивать за информацию приводит к возмутительным ситуациям. Например, случалось, что ритуальные агенты узнавали о смерти человека раньше, чем члены семьи. Они приходили к семье домой, предлагать услуги, а той даже еще не сообщили, что их родственник скончался. В крупных городах бывает и так, что медики сообщают о смерти человека всем похоронным конторам, и они все до единой сбегаются к горюющим родственникам.

– Встречаются такие предприниматели, которые не имея собственной производственной базы и персонала, заказывают услуги в ОАО «Ритуал», а перепродают их гражданам по ценам вдвое выше наших, пользуясь незнанием клиента рынка ритуальных услуг, т.е. получают чистую прибыль ничего не создавая, – рассказывает Николай Гайбалов. – Таким образом цивилизованной конкуренции не получилось. Наоборот, за счет оплаты «труда» медиков и других причастных лиц цены на ритуальные услуги в Иванове неудержимо стремятся вверх. Их сдерживают пока, пожалуй, только тарифы ОАО «Ритуал. Не только я, но и весь коллектив ОАО «Ритуал» считает, что продажа информации об умерших лицах не только является грубым нарушением федерального закона «О персональных данных, но и противоречит общечеловеческой морали, такие действия не должны оставаться без сурового наказания.

Официально установленных фактов подобного разглашения персональных данных, насколько известно редакции, не имеется. Тем не менее, есть засвидетельствованные заявления, например, о том, как участковый врач поликлиники отказывалась оформлять справку о смерти, настойчиво рекомендуя сделать это в определенной фирме. Администрация города Иваново также осведомлена о ситуации с недобросовестной конкуренцией в сфере похоронного дела. Не зря с экранов телевизоров горожан постоянно призывают сообщать о подобных фактах. Огорчает в данной ситуации позиция Ивановского УФАС, которое несколько формально относится к данному вопросу, требуя соблюдения условий развития конкуренции, но не уделяя внимания тому, какого качества эта конкуренция в столь специфичной сфере деятельности.
Конечно, все мы надеемся, что наши родственники будут всегда здоровы и проживут как можно дольше. Однако в случае горькой потери желаем вам, чтобы вместе с вами близкого человека в последний путь проводили заботливые и честные профессионалы, а не люди, думающие лишь о том, как побольше заработать на вас денег.

 


 
23