МБУ
«Служба заказчика
по содержанию кладбищ»
Телефон
+7 4932 26-40-49
С пн по пт, с 8:00 до 17:00
ул. Парижской Коммуны, 145 А
e-mail: kladbishe37_soderganie@bk.ru

28.08.2018. Почему зарастают места памяти.

29056_medium

Состояние некоторых кладбищ области вызывает обеспокоенность: старые деревья, которые в любой момент могут упасть, порой невозможность добраться до могилы родственника, кучи мусора… Еще одна проблема – порой сложно найти нужное захоронение.

Город мертвых уже превзошел город живых

К областному центру сейчас относятся четыре действующих кладбища: в Балино, Сосневе, Ново-Талицах и Богородском. Все являются муниципальными, находятся в ведении Службы заказчика по содержанию кладбищ. Как пояснил и. о. директора учреждения Дмитрий Кожевников, два погоста — в Балино и Сосневе – являются семейно-родовыми: захоронения на них прекращены в 1970-х и 1960-х годах соответственно. Речь здесь идет только о родственных захоронениях. «Хотя в Сосневе выделен небольшой участок и под новые могилы», — уточняет Дмитрий Александрович.

Образовались эти кладбища в начале 1930-х годов. На территориях есть и воинские захоронения – умерших в госпиталях солдат. В Балино — два памятника: Воину-солдату и Скорбящая мать. Эти кладбища являются оградными: могилки окружены железными изгородями. По правилам, их высота должна быть не более метра.

«Из-за захоронений в родственные могилы нередко возникают споры, — рассказывает заведующий кладбищем в Балино Евгений Кузнецов. — Недавно пытался разрешить вопрос двух женщин, кого из них будут класть в тетину могилу: у каждой — часть документов по захоронению. Три дня они «воздух делили» — так ни до чего и не договорились».

Цифры. В Ново-Талицах и Богородском захоронения производятся сравнительно недавно: с 1972 и 1991 годов соответственно. Под захоронения выделены огромные площади. Для сравнения: если кладбище в Балино составляет около 35 гектаров, то в Ново-Талицах – несколько участков общей площадью около 120 га. Высота оградки на могилах усопших здесь должны быть не более 30 сантиметров.

Ежегодно в Иванове хоронят около пяти тысяч человек. «На кладбищах сейчас лежат около 500 тысяч. Целый город. Город мертвых», — говорит Евгений Кузнецов.

Могила утонула под грудой веток

Я побывала на одном из кладбищ — в Балино. Центральные аллеи здесь производят благоприятное впечатление. Тротуары вычищены. На определенных расстояниях находятся мусорные контейнеры. У мемориалов умерших в госпиталях воинов — подстриженная трава, елочки, чисто. Вдоль центральных аллей расставлены аншлаги о необходимости соблюдения порядка.

«Ежедневно по трактору мусора вывозим, — говорит заведующий кладбища. – Подрядчик – «Ритуал», который выиграл в этом году тендер». Как сообщили в данном учреждении, сейчас на уборку кладбищ в Иванове ежегодно выделяется около 10 миллионов рублей.

«Это в центре порядок. А посмотрите, что в глубине делается! — возмущается ивановка Анастасия Бусургина. — Рядом с могилой бабушки навалена огромная куча мусора из веток, листьев, искусственных цветов и венков с могил. И таких свалок много».

Как поясняет Евгений Кузнецов, уборку «Ритуал» обязан проводить только на общих местах пользования. Уход за могилами – зона ответственности уже родственников. «Многие посетители, приведя в порядок места захоронения, часто не утруждают себя тем, чтобы отнести мусор до ближайшего контейнера. Сваливают всё на заброшенную могилу, располагающуюся неподалеку,- лишь бы у них было хорошо, — досадует Евгений Святославович. — Так и образуются на кладбищах стихийные свалки».

А Дмитрий Кожевников вспомнил, как недавно пришла к ним со слезами пожилая женщина, у которой на могилу родственника набросали огромную груду веток и распиленный ствол. Видимо, после очередного урагана упало гнилое дерево, которое ивановцы распилили и свалили на одно из захоронений. Помогать женщине пришлось работникам кладбища. «Мы на Пасху даже мешки для мусора всем желающим бесплатно раздаем, — сетует Евгений Кузнецов. — И всё равно люди умудряются сваливать мусор на территории».

Кстати, у «Ритуала» существует такая услуга, как разовая уборка могилы. Ее стоимость — около 700 рублей.

Гнилые деревья портят надгробия

Большие деревья — одна из острых проблем современных кладбищ. Во время непогоды они падают, ломая ограды и памятники. Иногда сваливаются на дорожки, мешая проходу посетителей. Как рассказывают шуяне, у них на Троицком кладбище в поваленных деревьях утопает практически вся территория – препятствий для траурных процессий предостаточно.

«В этом году запланирован спил 20 кубометров деревьев в Балино, восьми — в Сосневе, 28 – в Ново-Талицах…, — поясняет и. о. директора Ивановской службы заказчика по содержанию кладбищ. — Деревья, которые выросли на захоронениях, граждане обязаны убирать за свой счет. Спил их сейчас обходится в полторы — две тысячи рублей».

Как говорит заведующий кладбищем в Балино, поваленных и вот-вот готовых упасть высоченных деревьев на территории немало. Но граждане не торопятся их спиливать, считая, что это должна делать администрация кладбища. «Сажая липы, елки и клены на могилы, люди прежде всего должны задуматься, смогут ли ухаживать за ними. Смогут ли спилить, когда дерево станет старым, — предупреждает Евгений Святославович.

Кстати, на новых кладбищах посадки деревьев рядом с могилами запрещены.

Таблички с номерами становятся добычей бомжей

Посетители кладбищ нередко сталкиваются и с такой проблемой, как поиск мест захоронения своих родственников. «Очень хотелось бы навестить могилку дяди, который умер в 1989 году, — говорит ивановец Александр Климов. — Знаю, что он похоронен в Ново-Талицах, но где конкретно — представления не имею. И близких родственников уже не осталось, чтобы показать».

Как рассказывают сотрудники Службы заказчика по содержанию кладбищ, к ним с такими проблемами обращаются часто. Если известны фамилия и дата смерти, то место захоронения определить можно: есть планы захоронений, а на новых кладбищах все могилы имеют номера. Правда, со старыми погостами сложнее. «Номеров могил у нас в Балино нет, есть нумерация по кварталам. А каждый квартал — около гектара, — поясняет Евгений Кузнецов. — Недавно пришла ко мне бабушка: «Сынок, помоги могилку внука отыскать». Мы определили квартал, пошли с ней на место, а там пять памятников без обозначений усопших. Так и не нашли родственника».

Иногда таблички с могил, на которых обозначены номера или указатели кварталов, утаскивают бомжи, чтобы сдать в чермет. «Уследить за ними невозможно, — сетуют сотрудники кладбищ. — Расставить по территории видеокамеры — никаких финансов не хватит. Да и бессмысленно: асоциальные элементы воруют и их. Недавно один три камеры утащил. На мониторе лицо было ясно видно, но его так и не посадили: попал под амнистию».

Другая проблема с поиском могил: чернила, которыми заносились сведения в журналы, со временем просто выгорели. «Иногда часами сижу с лупой и пытаюсь найти и прочитать данные по усопшему», — говорит заведующий кладбищем в Балино. Сейчас эти данные переносятся в компьютеры, но это тоже долгая и кропотливая работа.

Почтить память, перелезая через заборы

Но бывает, что даже зная, где похоронены родственники, посетители не могут добраться до могил. «В Балино хозяева соседних захоронений так расставили свои ограды, что перекрыли путь к погребениям бабушки и дедушки, — жалуется ивановка Екатерина Санеева. — К могиле нет прохода ни с одной стороны. Мы долго бродили по кладбищенскому лабиринту, отыскивая его. Поэтому приходится перелезать прямо через железное ограждение. Я пока справляюсь, но 70-летней маме это уже не под силу». По словам женщины, они неоднократно пытались договориться с родственниками соседнего захоронения, чтобы те передвинули ограду, но — безрезультатно.

Как поясняют в службе заказчика, с такими ситуациями к ним обращаются нередко. «Если ограда была переставлена недавно, то возможность заставить демонтировать ее еще есть, — говорит Дмитрий Кожевников. — Мы находим родственников, выносим предписание, чтобы в течение 20 дней ограду убрали. По большей части люди выполняют его». Но иногда даже владельцев соседней могилы найти трудно: по адресу, обозначенному у них в документах, люди уже не проживают, сменили фамилию…

«К сожалению, у нас нет культуры отношения к памяти умерших, — резюмируют сотрудники кладбищ. — На территориях — огромное количество заброшенных могил. На Западе — другая практика. Там захоронения содержатся, только пока родственники платят за это. Бесхозные места изымаются (хоронят там, как правило, урны с прахом) и место перепродается. У нас же вопрос по повторному использованию могил на законодательном уровне пока не решен».

Ивановская газета
Автор — Анна ПАРЫШЕВА
Фото — Анна ПАРЫШЕВА